Что такое ендова

Нижняя планка

Сложные времена могут наступить для любой организации. И часто в таких ситуациях налоговики спешат побыстрее ликвидировать фирму, особенно если ее чистые активы ушли в минус. Но можно ли карать компанию "смертной казнью" только из-за того, что ее последние бизнес-проекты были неудачными, узнала Анна Мишина.

В современной бизнес-среде существует и успешно действует принцип "отсеивания отстающих" фирм — тех, чьи показатели чистых активов за последние три года стали меньше, чем их собственный уставный капитал. И налоговикам в данной "пищевой цепочке" отведена роль санитаров леса. Именно они, проверяя и сопоставляя данные по годовым балансам, должны следить за фирмами, которые имеют отрицательные показатели работы. Выявив "нарушителей", ревизоры вправе обратиться в суд для принудительной ликвидации "отрицательного" предприятия. Это право чиновникам дает ст. 90 Гражданского кодекса.

Именно такая история произошла с одной компанией, бизнес которой за последние несколько лет дал трещину. По данным бухгалтерской отчетности, стоимость ее чистых активов за два года упала на сто тысяч рублей, а за последующие двенадцать роковых месяцев "похудела" еще на миллион. Увидев, что фирма имеет отрицательные показатели, инспекторы, не мудрствуя лукаво, обратились в арбитражный суд с иском о ликвидации.

Примечание. Предположение не верно

Положения п. 4 ст. 99 ГК РФ и п. 3 ст. 20 Закона N 14-ФЗ не предполагают, что фирма подлежит ликвидации при сокращении чистых активов. Напротив, эти нормы позволяют учредителям принять меры по улучшению финансового состояния компании.

Временные трудности

В ходе судебного заседания инспекция представила бухгалтерские балансы за 2008, 2009 и 2010 гг., свидетельствующие о том, что чистые активы компании уже давно находятся за минимально допустимой чертой. А раз так, то существование подобного субъекта предпринимательской деятельности бессмысленно, не отвечает целям, для которых он был создан, может нарушить интересы кредиторов, и поэтому должен быть ликвидирован.

Но судьи не спешили поддерживать требование ревизоров. Напротив, арбитры указали, что, несмотря на то, что дела у предприятия в последнее время действительно складывались не лучшим образом, оно тем не менее исправно оплачивает труд своих работников, представляет налоговую и бухгалтерскую отчетность, не имеет задолженности по платежам в бюджет и внебюджетные фонды, а также не получает претензий от кредиторов. Другими словами, фирма нормально работает. А временные финансовые затруднения, по мнению арбитров, еще не повод закрывать компанию (Решение Арбитражного суда Республики Карелия от 01.06.2012 по делу N А26-2385/2012). Не изменила это Решение и апелляционная инстанция (Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.09.2012 по делу N А26-2385/2012). Да и судьи кассации, куда ревизоры обратились с жалобой на ранее принятые решения, тоже не нашли в создавшейся ситуации повода для прекращения существования неудачливой фирмы.

Мотивируя свое решение, арбитры напомнили, что организацию можно ликвидировать по решению суда в ситуации, когда при ее создании были допущены грубые и неустранимые нарушения закона, если, например, она работала бы без лицензии или вела запрещенную деятельность (ст. 61 ГК РФ). При этом служители Фемиды обратили внимание на то, что ликвидация — это исключительная мера. И по формальному признаку (неоднократному нарушению обязательных для предприятий нормативных актов) она применяться не может и не должна. Для того чтобы "покарать" организацию "смертной казнью", ее "преступления" в совокупности должны быть в высшей степени серьезными, существенными и даже опасными (об этом сказано в Постановлении Конституционного Суда РФ от 18.07.2003 N 14-П).

Что такое ендова

А если нарушения малозначительны или вредные последствия от проступков устраняются или уже поправлены, насильно прекращать деятельность компании не стоит (п. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 N 84).

Примечание. Неоднократные нарушения закона в своей совокупности должны быть настолько существенными, что решение о ликвидации является единственным необходимым для защиты прав и законных интересов третьих лиц.

Адекватная мера

Отмечу сразу, что и рассмотренная выше ситуация, и выводы арбитров довольно типичны (например, Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 16.12.2010 по делу N А33-16/2010 и от 07.12.2010 по делу N А33-17/2010; ФАС Дальневосточного округа от 10.07.2012 N Ф03-2741/2012 по делу N А51-22619/2011 и пр.).

Служители Фемиды вслед за коллегами из Конституционного Суда РФ склоняются к мнению, что отсутствие конкретного перечня "ликвидационных причин" не означает, что санкция может применяться по одному лишь формальному основанию — в связи с неоднократностью нарушений обязательных для юридических лиц нормативных актов (Постановление КС РФ от 18.07.2003 N 14-П). Такие проступки могут работать против предпринимателей лишь в совокупности с другими их действиями.

Решаться же на ликвидацию (как на крайнюю меру), по мнению арбитров, можно только в том случае, если финансовое состояние фирмы действительно критическое, и этим создает угрозу нарушений прав и законных интересов других лиц, например партнеров по бизнесу, собственных сотрудников, а также государства.

Преступное бездействие

Стоит запомнить: тот факт, что вашу компанию пытаются закрыть налоговики в судебном порядке, еще не приговор. И даже если дела на протяжении последних трех лет идут плохо, шанс "остаться в живых" у фирмы все равно есть. Главное — дать понять арбитрам, что вы изо всех сил пытаетесь исправить ситуацию. Да и сами судьи не приветствуют тех, кто в трудную для бизнеса минуту сидит сложа руки (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 25.07.2006 N Ф03-А73/06-1/2138; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 17.09.2009 N А19-2697/09). Как же показать служителям Фемиды, что руководство компании ищет пути решения возникших проблем?

Если чистые активы стали меньше уставного капитала, проблему можно исправить хотя бы формально: так как допустимый законом минимум "уставника" всего десять тысяч рублей, если его изменить, тогда проблема будет исчерпана, пусть номинально, но тем не менее. Если же такой возможности нет, то можно продемонстрировать арбитрам утвержденный бизнес-план по оздоровлению компании, протоколы внеочередных собраний, где учредители нашли и согласовали пути выхода фирмы из кризисной ситуации или (что еще лучше) подводили бы итоги того, что уже было сделано и дало положительную динамику.

Нелишним будет еще раз напомнить арбитрам, что компания, несмотря на трудности, все равно работает. Для этого можно продемонстрировать банковские выписки о том, что по счетам регулярно совершаются операции. Или попросить партнеров по бизнесу составить информационные письма, где они могут указать, что не имеют к фирме никаких денежных претензий.

"Кстати, в данном случае не стоит пренебрегать посещением судебных заседаний, — предупреждает московский адвокат Сергей Воронин. — Потому что отсутствие по неуважительной причине арбитры могут расценить как отсутствие стремления защитить бизнес".

Другая причина

Как уже было отмечено, нигде не регламентировано, какие именно нарушения могут повлечь принудительную ликвидацию общества. Поэтому время от времени налоговики проявляют изобретательность, и порой видят злостные и грубейшие нарушения там, где их нет. Например, как-то чиновники пытались ликвидировать компанию за то, что ее представители при регистрации не представили сведения о видах экономической деятельности. В суде ревизоры пожаловались, что бизнесмены неоднократно нарушили закон, дважды проигнорировав требования инспекторов представить необходимые данные. Но арбитры в обеих инстанциях решили, что такой проступок незначителен, и уж совсем не тянет на звание грубого нарушения и повода для принудительной ликвидации общества (Постановление ФАС Уральского округа от 08.10.2009 N Ф09-7665/09-С4 по делу N А47-9391/2008). Кстати, такую же позицию занимают и высшие арбитры (Определение ВАС РФ от 30.05.2007 N 5933/07).

А вот в вопросе, стоит ли считать грубым проступком то, что заявленный при открытии адрес фирмы никогда не был ее фактическим местонахождением (по формулировке налоговиков — подача неверных сведений при регистрации компании), мнения арбитров разделились. Некоторые судьи считают, что отдельное нарушение, допущенное как при создании предприятия, так и в ходе его деятельности, само по себе не может являться единственным основанием для ликвидации при условии, что оно носит устранимый характер (см., например, Постановление ФАС Центрального округа от 05.03.2009 по делу N А09-7392/2008-8). Но другие арбитры придерживаются иной точки зрения. Они уверены, что представление при регистрации заведомо ложных данных является неустранимым нарушением. Более того, подобный проступок, по мнению чиновников, мешает контролирующим органам добросовестно вести надзор за деятельностью такой организации, поэтому вполне может считаться еще и грубым (Решение Арбитражного суда Республики Карелия от 13.11.2009 по делу N А26-9490/2009).

А.Мишина

Что такое ендова и как ее применяют?

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *