Почему зеленеет медь

Как отличить один цветной металл от другого?

Цветной металл – это медь, латунь, свинец, титан, алюминий. Цена на них хорошая, но только в том случае, если металл не имеет примесей и главное – радиационного фона. В последнем случае цена упадёт намного. Если не вы привезёте металл в пункт приёма, а пункт приёма сам к вам приедете – вы получите меньше денег, имейте в виду. Из-за транспортных расходов пункта приёма.

Как отличить черный металл, от цветного?

Как определить металл или его марку

Если магнитится, значит это чермет или одна из составляющих такого металла – чермет. Всё остальное не магнитится.

Нержавеющая сталь тоже не магнитится, вода на ней следов не оставляет, стоит гораздо дороже чермета. Цвет – серый.

Медь – жёлтый, даже золотистый металл, при соприкосновении с кислородом покрывается тёмной оксидной плёнкой, при соприкосновении с водой – зелёной ржавчиной. Медь стоит дороже всех цветных металлов, дороже только драгоценные металлы типа серебра и золота.

Алюминий представляет собой серебристый металл, гибкий и лёгкий, легко режется и гнётся, цена – небольшая.

Латунь – тяжёлый металл жёлтого цвета с лёгкой краснотой, очень похожа на золото.

Бронза – тёмно-коричневого цвета, поверхность – зернистая. Стоит примерно столько же, сколько и латунь. Обычно прием цветных металлов осуществляется там же, где и приём чёрных металлов. Драгметаллы принимаются особыми организациями, имеющими на это особое разрешение от властей.

Самый востребованный цветной металл в пунктах приёма, за который не жалеют денег – медь. Настоящая медь определяется следующим образом:

Если металл в хорошем состоянии, то она непременно будет иметь золотисто-розовый оттенок, а на воздухе быстро скроется под коричнево-зелёно-голубой оксидной плёнкой.

Металлолом типа водопроводных труб, труб для кондиционеров, теплоотводных трубок (кулеры) – почти наверняка медь, особенно в случае с кулерами, поскольку нецелесообразно отводить тепло более дорогими серебром и золотом, а у меди здесь соперников немного.

Зачем сдавать? А зачем держать дома, в гараже или пристройках ненужные вещи? Если предмет лежит без дела, то почему бы не сдать его в лом и не заработать на этом? Более того, весьма высокая цена на цветные металлы просто располагает к этому.

Это позволяет государству экономить. Медь нужна для очень многих нужд, и если удаётся добыть её с помощью переработки, не затрачивая колоссальных объёмов энергии на добычу руда, её транспортировку и получение металла, то это очень хорошо для экономики.

Зелёная медь

Галчий проран — глубокий овраг, затопленный во время образования водохранилища. Вокруг когда-то росли развесистые тополя, густой кустарник. Переплетение коряг на дне — это все, что осталось от них. Проран сообщается с Волгой и Свиягой. Идеальнее места для ловли хищников не сыщешь. В то утро щуки били часто. Выпрыгивающие из воды мальки и характерное чавканье говорили о том, что и окуни вышли на охоту.

Я торопился быстрее наловить живцов. Опустил кормушку, на садил на крючок поплавочной удочки червя и стал ловить в проводку. Сделал заброс, второй… Безуспешно. Заменил червя опарышем, но и это ничего не дало. Солнце уверенно перемещалось по небосклону, всплески хищников раздавались все реже и реже, а у меня по-прежднему не было ни одного живца, и жерлицы бездействовали.

В ход пошли- тесто, хлеб, пареный овес. Поплавок резво пробегал отмеренную дистанцию, ложился на бок, и все начиналось сначала. Мне хорошо было видно дно около носа лодки, коряги с зелеными бородами шелковистой тины. Выловил прядку, нацепил на крючок. Рыба некоторое время продолжала оставаться равнодушной. Но вот у тины вездесущие мальки заискрились серебряными капельками. Под корягой зашевелились какие-то рыбы. Присмотрелся—окуни. Один из них стремительно вылетел из укрытия, схватил добычу и быстро юркнул под корягу.

«Не подбросить ли им блесну?» — мелькнула мысль. Достал коробку, в которой с трудом отыскал одну-единственную блесну из когда-то красной, но от времени позеленевшей меди. Переоборудовал удочку и медленно погрузил блесну в воду. Глубина-то всего сантиметров двадцать. Из-под коряги метнулась тень. Я молниеносно приподнял удилище из воды. Красноперый красавец, описав дугу, шлепнулся в лодку.

Дело пошло как нельзя лучше. Окуни наперегонки кидались к блесне и становились моей добычей. С чазартом пропала осторожность. После очередного заброса блесна зацепилась за корягу. Пришлось раздеться, лезть в воду, а потом ставить лодку на новое место. Но поймал несколько окуней — и снова зацеп. Чтобы избавиться от зацепов и не лишиться единственной блесны, я зажег спичку и над пламенем отпустил крючок.

Двигаясь к выходу из прорана, я изредка вытаскивал крупных полосатых хищников. Уже у самого выхода блесной соблазнился шустрый щуренок. Перекусив леску, он благополучно ушел в глубину.

Маленькие кусочки Большого Прекрасного

Я особо не огорчился. Блесна из зеленой меди сослужила хорошую службу.

«Вот тебе и зеленая медь,— думал я, возвращаясь с рыбалки.— А мы порой чистим блесны до блеска, как солдаты пуговицы перед парадом, полируем их, чтобы не было ни единого пятнышка…»

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *